Главная / В мире

Куба: как живет страна через пять лет после смерти Фиделя Кастро

Ольга Агзамова - 25.11.21 (обновлено 25.11.21)

Правительство Мигеля Диас-Канеля Бермудеса сталкивается с серьезными проблемами, поскольку Куба отмечает пять лет со дня смерти своего революционного лидера Фиделя Кастро 25 ноября 2016 года

По крайней мере, один ведущий диссидент, журналист Гильермо Фаринас, был взят под стражу в преддверии акции протеста, запланированной на 15 ноября, в то время как, по некоторым данным, другие были помещены под домашний арест. Юниор Гарсия, один из организаторов протеста, который был закрыт властями, был помещен под домашний арест, но ему было разрешено выехать с Кубы в Испанию.

Фото: https://www.rfi.fr/

Заманчиво рассматривать протесты – и идею постоянного внутреннего кризиса – как определяющую черту современной Кубы. Но критика и протест были частью истории Кубы с момента обретения независимости. И, что более важно, кубинцев учат, что их революционный долг – задавать вопросы и критиковать конструктивно.

Дебаты ведутся не только среди интеллигенции – у большинства кубинцев есть мнение о том, как улучшить свою страну. Но в целом и несмотря на неоспоримые трудности, с которыми все еще сталкивается кубинский народ, большинство продолжает демонстрировать приверженность сохранению системы, хотя и при этом работая над улучшением условий.

То, как поминали смерть Кастро на Кубе, многое говорит нам о сложности кубинского общества. Caravana-де-ла-Либертад (Караван свободы), который нес его прах в Санта Ифигения – кладбище в восточной части города Сантьяго-де-Куба – отражала маршрут, который торжествующие герильерос приняли в начале 1959 года, когда они вернулись в Гавану, вытеснив диктатора Батисты.

В 2016 году, как и в 1959 году, кубинцы выстроились вдоль центральной автомагистрали вдоль острова, чтобы отдать дань уважения. Многие из них держали изображения Фиделя Кастро, размахивали кубинским флагом или демонстрировали хэштег #Yo soy Fidel (Я Фидель). Некоторые сторонние комментаторы интерпретировали это необычное поминовение как свидетельство авторитарной – или, по крайней мере, принудительной – системы, которая требует лояльности и повиновения. Другие отметили различную реакцию разных поколений, чьи ожидания изменились, поскольку те, кто непосредственно помнит дореволюционную Кубу, начали вымирать.

Те, кто внимательно следит за кубинским обществом, признают сложный спектр реакций и эмоций кубинцев всех поколений на острове. Некоторые пришли оплакивать личность, улучшившую жизнь, другие – отметить конец исторического периода, а третьи – стать свидетелями исторического момента, который привлек внимание всего мира.

Фото: https://www.ntv.ru/

От Обамы до Трампа и Байдена

Спустя пять лет эта сложность все еще очевидна, но контекст изменился неизмеримо, причем непредвиденным образом. Сближение между Кубой и США во время администрации Обамы было отменено – и вызвано карательным усилением – из-за множества санкций, введенных администрацией Дональда Трампа для ограничения экономической активности Кубы. Джо Байден еще не отменил эти санкции, которые особенно сильно ударили по Кубе с точки зрения доходов от туризма – экономической опоры острова после краха торговли с советским блоком в начале 1990-х годов.

Валютные реформы в декабре 2020 года – Tarea Ordenamiento или «слияние» двух валют, существовавшее с 1990-х годов в ответ на прекращение торговли с советским блоком – привели к увеличению заработной платы работников государственного сектора, но привели к росту инфляции. Это, в сочетании с ограничениями жизни в условиях пандемии и негативным воздействием ужесточенного эмбарго США, привело к дальнейшей экономической нестабильности и неравенству.

Между тем смерть Кастро, отставка его брата Рауля Кастро и избрание нового лидера в лице партийного стойкого приверженца Мигеля Диас-Канеля Бермудеса в 2019 году создали дополнительные неизвестные – не в последнюю очередь со времен «исторического поколения», которое возглавил революцию 1959 года, но исчез.

Влияние COVID

На первый взгляд, данные показывают, что Куба очень хорошо справилась с пандемией: всего 8,5% населения инфицировано и 0,73 смертей на тысячу. Кроме того, данные, полученные из проекта «Наш мир в данных» Оксфордского университета, показывают, что на Кубе полностью вакцинировано 80% населения. Это ставит страну на третье место в мире после ОАЭ и Брунея.

Известный биотехнологический сектор Кубы также произвел пять вакцин против COVID-19 – это первая латиноамериканская страна, которая произвела вакцину. Между тем традиция медицинского интернационализма, которым славится Куба, была продолжена Международной медицинской бригадой Генри Рива, которая направила медицинских специалистов в 40 стран.

Фото: https://meduza.io/

Но COVID также создал социальное разделение – в основном между теми, кто следовал правилам, и теми, кто их не соблюдал. В начале пандемии бушевали дебаты о том, как кубинцы зависят от колеро (очереди). Это люди, которые стоят в очереди за ценными сейчас товарами первой необходимости и часто перепродают по повышенным ценам. Были критические замечания, что некоторые из этих людей ставят под угрозу коллективную пандемическую дисциплину и социальное равенство.

Кто решает характер изменения?

Именно на этом фоне политической и экономической нестабильности и COVID-ограничений были заметны протесты в июле и ноябре. По сути, они не сильно отличаются от аналогичных демонстраций в США, Великобритании или Европе. Но на Кубе у этих протестов есть дополнительная составляющая. Есть свидетельства явного, постоянного и организованного вмешательства со стороны организаций в США.

С 1959 года кубинцы подчеркивали, что революция – это постоянный процесс, а не событие. Текущие дискуссии кубинцев всех поколений, включая руководство, сосредоточены на революционном долге «изменить все, что необходимо изменить» – отсылка к определению революции Фиделем Кастро 2000 года как постоянной концепции, лежащей в основе кубинской революции. В этом смысле реальный вопрос заключается в концепции изменения и в том, кто решит ее осуществить.

В 2021 году, как и в 1959 году, ключевой вопрос заключается в том, кто контролирует Кубу. Куба обрела независимость в 1898 году, почти через столетие после многих других испанских колоний в Америке. Прошло еще столетие, и – благодаря вмешательству США – судьба Кубы как суверенного государства – право совершать собственные ошибки, а также отмечать собственные успехи – все еще не полностью в ее руках.

Добавить комментарий

* Обязательные поля
1000
изображение Captcha

Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым!

Последние материалы из раздела "В мире"

Выбор редакции