Главная / В мире

Почему политикам следует опасаться публичного расследования утечки из лаборатории в Ухане?

Ольга Агзамова - 07.06.21 (обновлено 07.06.21)

Теория о том, что SARS-CoV-2 первоначально просочился из лаборатории в Ухане (Китай), возвращается – да настолько, что президент Джо Байден публично приказал разведывательному сообществу США «удвоить» расследования этой гипотезы. Однако политикам следует с осторожностью относиться к публичной защите гипотезы об утечке из Уханьской лаборатории. Поступая так, они рискуют подпитывать безосновательные и опасные теории заговора.

Почему это могло быть? Причина не в том, что теория лабораторных утечек сама по себе безосновательна и поэтому не заслуживает того, чтобы ее преследовали. Действительно, это была преобладающая точка зрения, пока в результате расследования Всемирной организации здравоохранения в феврале 2020 года не было установлено, что сценарий утечки в лаборатории был «крайне маловероятным» и что гораздо более вероятно, что вирус естественным образом распространился от людей к животным.

Фото: https://www.gazeta.ru/

Однако за последние недели доверие к нему выросло. В свете новых данных, касающихся исследований коронавирусов Уханьским институтом вирусологии, его неадекватных методов безопасности и структуры вируса, многие из тех же источников, которые когда-то отвергали теорию лабораторных утечек как простую фантазию, теперь считают ее правдоподобной. Хотя это свидетельство ни в коем случае не является доказательством, оно требует дальнейшего расследования.

Но даже если теория лабораторных утечек заслуживает доверия и, следовательно, заслуживает продолжения, это не означает, что политики должны публично преследовать ее. Поступая таким образом, они могут случайно придать достоверность многим теориям заговора COVID-19, которые также вращаются вокруг лабораторного происхождения. Например, теория заговора о том, что SARS-CoV-2 – это китайское биологическое оружие, впервые созданное, а затем распространенное Уханьским институтом вирусологии.

Объяснения о пандемии от экспертов-исследователей

Чтобы было ясно, теория лабораторных утечек, которой придерживается администрация Байдена, во многом отличается от этих теорий заговора. Во-первых, он считает распространение коронавируса случайным, а не преднамеренным. Во-вторых, это не возлагает вину исключительно на Китай. В конце концов, исследования коронавируса Уханьским институтом частично финансировались Национальными институтами здравоохранения США.

Политики обязаны учитывать не только то, заслуживают ли они доверия, но и то, как их слова будут поняты. И то, как их слова будут поняты, во многом зависит от того, насколько внимательна их аудитория. Проблема в том, что в эпоху социальных сетей внимательных читателей может не хватать. Исследование, проведенное в 2016 году, показало, что почти 60% историй, опубликованных в Твиттере, не были прочитаны.

Это важно для теории лабораторных утечек. Заголовок, такой как «Байден приказывает расследовать теорию утечки из Уханьской лаборатории», не делает различий между достоверной версией этой теории и заговорщической версией. Поэтому решающие различия между этими двумя теориями будут потеряны для читателя, который – как и многие другие – просто прочитает заголовок, а затем поделится статьей.

Фото: https://www.rbc.ru/

Риск смешения возникает не только из-за невнимательности аудитории. Это также является результатом того, как ранее сообщалось о теории лабораторных утечек. До недавнего времени он был сам по себе классифицирован как теория заговора. Например, в начале марта 2020 года широко распространенное открытое письмо, опубликованное в The Lancet, осудило как «теории заговора» все гипотезы, предполагающие, что SARS-CoV-2 не имеет естественного происхождения.

Это означало, что это было объединено с идеей о том, что вирус был намеренно создан в качестве биологического оружия. В свою очередь, это создает проблемы, когда политики позже пытаются реабилитировать теорию лабораторных утечек: если одна предполагаемая теория заговора окажется правдоподобной, некоторые могут задаться вопросом, могут ли быть правдивы и другие связанные теории заговора.

Проблема с теориями заговора не только в том, что им верят многие. Более серьезная проблема, как показало недавнее исследование, заключается в том, что они культивируют среду неопределенности и дезориентации. Другими словами, они создают ситуацию, когда трудно сказать, что заслуживает доверия, а что нет, какие источники заслуживают доверия, а какие нет. Одна только эта неопределенность имеет огромное значение. И если SARS-CoV-2 мог быть актом биологической войны со стороны иностранного государства, это уже определяет многие намерения. Например, из-за своей неуверенности некоторые будут не желать использовать вакцины, произведенные в этом штате.

Дело в том, что для того, чтобы теории заговора COVID посеяли хаос, их нужно рассматривать только как живые гипотезы – гипотезы, которые подлежат обсуждению. Публичное заявление о том, что теория утечки из лаборатории Ухани правдоподобна для отвлеченной публики в контексте, изобилующем тесно связанной с ней дезинформацией, рискует сделать это правдоподобным. Администрация Байдена может быть права в том, что теория утечки из Уханьской лаборатории заслуживает более пристального внимания. Но пока следует осторожно говорить об этом публично.

Добавить комментарий

* Обязательные поля
1000
изображение Captcha

Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым!

Последние материалы из раздела "В мире"

Выбор редакции