Главная / В мире

Заха Хадид: даже больше, чем ее здания, ее разум оставил свой след

Ольга Агзамова - 03.04.21 (обновлено 03.04.21)

За пять лет после кончины Захи Хадид много было написано о славном и выдающемся наследии, которое оставил после себя легендарный британо-иракский архитектор. Однако более поучительно подумать о том, что она начала. Родившаяся в Багдаде, Ирак, в 1950 году, Хадид, также известная как Королева Кривых, коренным образом изменила контуры современной архитектуры и дизайна. Она разрушила и гендерные стереотипы, став в 2004 году первой женщиной, получившей Притцкеровскую премию – высшую награду в своей области.

Фото: http://www.greenpost.se/

Пока мир пытается решить, как отреагировать на климатический кризис, архитектура находится в центре внимания. На искусственно созданную среду приходится почти 36% мирового потребления энергии. Только на цемент приходится 8% мировых выбросов. В этом контексте наиболее ценный вклад Хадид – это вдохновение, которое она представляла, и инновации, которые она воплощала. Она воспринимала современность как незавершенный проект, над которым нужно работать. И она показала не только, как вообразить революционные формы, но, что особенно важно, как воплотить их в жизнь.

Решение проблем

Соблазнительный характер зданий Хадид означает, что ее подход к устойчивости часто остается в тени. Это также не было явным аспектом ее ранних работ, а стало таковым позже в ее карьере, в проектах, включая штаб-квартиру Bee'ah в Шардже и стадион Eco-park в Лондоне. В 2015 году она незабываемо выделила устойчивость как определяющую проблему своего поколения и заявила, что «у архитекторов есть решения».

Хадид умела решать проблемы. С самого начала она была уникальной в использовании технологий и таланта благодаря своей новаторской междисциплинарной исследовательской группе. Она была одной из первых, кто начал полностью оцифрованный процесс трехмерного проектирования. Когда виртуальная реальность стала реальностью, ее практика стала одной из первых, кто ее перенял.

Эта способность заставлять вещи происходить была тяжело завоевана. Будучи студенткой Архитектурной ассоциации в Лондоне в середине 1970-х, Хадид с самого начала привлекала внимание своими потусторонними идеями. Но ей потребовалось более десяти лет, чтобы воплотить в жизнь свои замыслы. Именно с ее первым большим заказом – пожарным депо Vitra 1993 года в Германии – мир наконец смог увидеть воочию мощь ее архитектурного воображения.

Фото: https://wallpaperaccess.com/

Датский архитектор Бьярке Ингельс (основатель Bjarke Ingels Group, одной из самых динамичных современных архитектурных практик) описал посещение пожарной станции Vitra как «открывающий глаза опыт», который воплотил в жизнь те визуальные невозможности, о которых люди обычно только мечтают. Однако при всей своей амбициозности здание Vitra было раскритиковано как непригодное со стороны занимавших его пожарных.

Невзирая на это, Хадид продолжила создавать смелые экспериментальные проекты для лондонских выставочных пространств Millennium Dome и ежегодного летнего павильона Serpentine Gallery. Она подарила Инсбруку новую достопримечательность – трамплин Бергизель – и стала первой женщиной, которая когда-либо проектировала американский художественный музей с ее культовым Центром современного искусства Розенталя в Цинциннати.

Неизмеримое влияние

Хотя ее карьера началась с того печально известного признака, что ее здания невозможно построить, Хадид быстро зарекомендовала себя как радикальный архитектор, создав сильный и уникальный дизайн во всем мире. Хадид расширила свой глобальный бренд и расширила свое присутствие на предметном дизайне, моде и украшениях.

В книге канадского историка архитектуры Деспины Стратигакос «Где женщины-архитекторы?» Хадид объяснила, как она выжила и боролась с сексизмом в своей профессии. Ее вдохновляющее отношение и профессиональная манера поведения были нейтральными с гендерной точки зрения. Она смогла переключаться между женственностью и мужественностью, как требовалось, чтобы выжить и преуспеть в безжалостном и сверхконкурентном бизнесе.

Фото: https://bugaga.ru/

Таким образом, идеи Хадид отличали ее от старой школы. Они открыли радикально новый путь для последующих поколений, таких как лауреаты Притцкеровской премии этого года Анн Лакатон и Жан-Филипп Вассаль. Ее присутствие по-прежнему ощущается в мире современного дизайна и архитектуры. Zaha Hadid Architects, у которой около 1,2 миллиона подписчиков в Instagram, сейчас является наиболее популярным архитектурным бюро в мире. На ее извилистые линии и очаровательные формы ссылались декораторы в таких модных фильмах, как «Черная пантера». Ее слова – особенно известная цитата: «Есть 360 градусов. Зачем придерживаться одного?», – остались с архитекторами в Китае и дизайнерами в Германии и Индии. Ее принципы открыли новые возможности в архитектурных исследованиях, мышлении и процессах.

Во всех отношениях Хадид остается музой. Она была непокорной и дерзкой. Она приняла невообразимое. Известная тем, что вызывает споры, даже ее критики соглашались с тем, что без Хадид архитектура была бы менее интересной. Когда в 2004 году она выиграла Притцкеровскую премию, жюри отметило, насколько последовательно она игнорировала условности. По их словам, даже если бы она никогда ничего не строила, Заха Хадид радикально расширила бы возможности архитектуры. Ее превозносили как бунтаря с прекрасным умом. Как сказал в то время критик Джозеф Джованнини: «Редко когда архитектор так радикально менял и вдохновлял сферу деятельности».

Добавить комментарий

* Обязательные поля
1000
изображение Captcha

Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым!

Последние материалы из раздела "В мире"

Выбор редакции