Главная / В мире

Большая миграция без зрителей: пандемия коронавируса ставит Африку на колени

Ольга Агзамова - 15.10.20 (обновлено 15.10.20)

Пандемия коронавируса нанесла ущерб туристической индустрии не только в развитых странах. Она также сильно ударила по странам, которые до недавнего времени рассматривали туризм как путь к процветанию.

Самая известная в мире саванна находится в Кении, и каждый год происходит две невероятных миграции: во время первой сотни тысяч антилоп гну, зебр и газелей мигрируют, чтобы найти места, где они могли бы пастись. Вторая миграция появилась в последние годы и зависит от первой – бесчисленные «стада» джипов, из которых торчат линзы фотоаппаратов. Однако ограничения из-за пандемии коронавируса привели к исчезновению путешественников. А вместе с ними и индустрия туризма стоимостью в миллиард долларов, в которой работает огромное количество людей и которая поддерживает симбиоз африканских аборигенов с дикой природой.

Фото: https://groups.io/

Жить выгоднее

Охраняемые территории занимают 11% территории Кении и функционируют следующим образом: акционеры сообщества – в основном пастухи – получают деньги от туризма для аренды своей земли. В то же время они зарабатывают деньги, охраняя парк и управляя отелями. Благодаря упомянутой связи, дикая местность более ценна живыми, чем мертвыми, и поэтому мотивация к браконьерству снижается. Однако теперь, когда туризм почти прекратился, большинство рабочих в 167 общественных заповедниках лишились средств к существованию. Вознаграждение более одного миллиона акционеров значительно уменьшено или упало до нуля. Таким образом, аборигены рассматривают возможность возвращения к своей первоначальной жизни, что, по сути, уничтожит десятилетия работ по сохранению диких животных.

«Благодаря охраняемым территориям мы создали функционирующую систему сосуществования человека и дикой природы. В прошлом государство защищало окружающую среду, изгоняя коренных жителей с земли. Однако сегодня мы понимаем, что именно домашние сообщества играют незаменимую роль в охране природы, и без них у нас нет шансов на успех», – говорит Диксон Каэло, директор Кенийской ассоциации охраны природы.

Ограничения на туризм, которые длились с марта по июль и теперь вновь вводятся во многих местах, почти остановили международный туризм. Анализ отрасли утверждает, что 2020 год полностью «списан» для туристических агентств: глобальные убытки достигают 48,3 триллиона крон, доходы ниже на 80%, пассажиров на миллиард меньше, и более ста миллионов человек потеряли работу. Многие авиакомпании, отели и компании по аренде автомобилей находятся на грани банкротства.

В Кении туризм составляет 8% экономики, а ВВП, по прогнозам, сократится на 5%. По данным ООН, в других странах, живущих за счет туризма, таких как Ямайка и Таиланд, валовой внутренний продукт упадет, возможно, более чем на 10%. Хотя аэропорты Кении открылись 8 августа, африканское государство не ожидает наплыва туристов, поскольку в остальном мире продолжают действовать различные ограничения. Из-за более низкой частоты контактов и страха перед качеством медицинского обслуживания, который приходит на ум в связи с черным континентом, посетителям могут потребоваться годы, чтобы вернуться к нормальному состоянию.

«В настоящее время мы пытаемся выжить. Не может быть и речи о достижении состояния до коронавируса», – утверждает Джими Кариуки из Национального совета по туризму Кении.

Фото: http://barceloneta.ru/

Коронавируса здесь нет!

Хотя в последнее десятилетие говорится о глобальном туристическом давлении, теперь ожидается, что люди будут оставаться ближе к своим домам и избегать самолетов. Таким образом, огромные автостоянки пусты, независимо от того, расположены ли они перед Диснейлендом или у пирамид в Гизе. Азия и Европа больше всего пострадали от нехватки туристов, но некоторые африканские страны в гораздо большей степени зависят от туризма – особенно Кения, Ботсвана, Намибия и Танзания.

Хотя в Африке было зарегистрировано менее 5% инфицированных в мире, экономические последствия пандемии, вероятно, будут наиболее ощутимы. Однако ни одно государство на Черном континенте еще не заявило, что намерено полностью игнорировать туризм. Президент Танзании Джон Магуфули, например, вновь открыл границы, чтобы побудить путешественников исследовать его страну. В то же время, однако, он начал отрицать, что в Танзании есть пациенты с covid-19, хотя все доказательства говорят против этого.

По данным Министерства туризма Кении, местные туристические агентства зафиксировали в этом году убыток в размере 16,4 миллиарда крон. Причем более 80% из них подтвердили, что их сотрудники были вынуждены брать отпуск без сохранения заработной платы.

«Весь сектор не работает. Пандемия поставила нас на колени», – говорит министр Наджиб Балала.

Деньги из кредитов, которые, вероятно, никогда не будут возвращены, пошли в изначально растущую отрасль. Новые кемпинги и роскошные палатки появились в районе Мара. В преддверии приближающегося сезона миллионы и миллионы были вложены в инфраструктуру. Но все впустую.

Фото: https://rossaprimavera.ru/

Что осталось

Африканская дикая природа не может представить себе масштаб кризиса, но, как это ни парадоксально, последствий не избежать. Сообщества, которые когда-то сдавали свою землю в аренду защитникам природы, теперь получают едва ли половину своего первоначального дохода – отчасти благодаря масштабной кампании пожертвований с участием, в частности, Агентства США по международному развитию.

«Туристы исчезли и не вернутся. Боюсь, это означает конец охраняемых территорий, какими мы их знаем», – с грустью отмечает Диксон Каэло.

На рынке крупного рогатого скота в деревне местные жители уже готовятся вернуться к скотоводству: старые быки направляются на бойню, а молодые помогают пасти стада.

«Спросите, кого вы хотите здесь, и они ответят так же. Если защитники природы не могут заплатить нам, они нам не нужны. Зачем придерживаться бесполезных акций? Мы просто вернемся к скотоводству, что нам еще осталось?», – объясняет старший Масаи Оле Мули Типатет, который, как и почти все остальные, владел акциями охраняемой территории.

Управляющий лагерем Джимми Лемара – воплощение успеха: он из небольшой деревни, у него 28 братьев и сестер, и он зарабатывает приличные деньги в условиях Кении. «Всему, что у меня есть – новый дом или коровы – я обязан туризму. Даже для своего внедорожника», – указывает он на джип, вмещающий до восьми человек. Он и вся его семья, а также большая часть масаев, живущих недалеко от участка Мара, являются акционерами охраняемой территории. За 0,6 км² сдаваемой в аренду земли он получает менее девяти тысяч крон в месяц, что примерно на четверть превышает текущий доход в стране.

«Могут пройти годы, прежде чем мы снова сможем полностью платить по акциям», – добавляет Моханджит Брар, директор сафари Gamewatchers. Как и другие инвесторы, сейчас он сталкивается с непреодолимой проблемой: чтобы сохранить свой бизнес, было бы лучше полностью закрыть его во время пандемии. Однако если он решит пойти на такой же шаг, ему придется вернуть землю ее первоначальным владельцам, и они начнут на ней пасти скот ...

Фото: https://www.occrp.org/

Публикации в Интернете

Резкий спад помешал карьере многих гидов, которые мечтали о той же жизни, что и Лемар, и его братья и сестры также входят в их число. Реальность особенно суровая, потому что в Кении подтверждено менее сорока случаев заражения коронавирусом. Однако Джимми также страдает от нехватки туристов: вместо того, чтобы возить посетителей по сельской местности, устраивать для них роскошные банкеты и рассказывать им истории из саванны, он в одиночестве идет в кусты и транслирует кадры из дикой природы на Facebook или Instagram, иногда подходящие для американской аудитории.

Американцы обычно составляют самый большой и самый прибыльный процент кенийских туристов. А виртуальное сафари должно побудить их вернуться в страну после того, как кризис утихнет. «Это способ напомнить зрителям о красоте нашей природы», – объясняет Лемара. Однако вместо того, чтобы взимать плату за наблюдение, он предпочитает продвигать инициативу «принять акр», в которой заинтересованные лица могут легко внести свой вклад в функционирование охраняемой территории. Ни Лемара, ни Брар не ожидают, что количество туристов вернется к норме до 2023 года. «Это урок для нас. Многие масаи полностью полагались на туризм, а теперь у них ничего нет», – говорит Джимми.

Представители ООПТ изо всех сил стараются собрать деньги для пайщиков, но никто не знает, сколько хватит терпения у землевладельцев с более низкими выплатами. «Вчера я потратил четырнадцать часов на Zoom, чтобы собрать средства», – объясняет Даниэль Сопиа, директор организации, которая включает 15 охраняемых участков, разбросанных по территории национального заповедника Масаи Мара, и смог собрать достаточно денег, чтобы выплатить акционерам как минимум половину текущей суммы примерно за год. «Мы планировали в этом году перераспределить им семь с половиной миллионов долларов. Все, что нам нужно сделать сейчас, это молиться, чтобы они не продавали свою землю».

Многие туристические компании сейчас внимательно следят за развитием ситуации в Танзании с открытыми границами. Однако кенийские операторы опасаются, что если в соседних лагерях начнут появляться вспышки коронавируса, шансы на выздоровление уменьшатся. Посетители могли воспринимать кемпинги как опасные места, которые проливают плохой свет на индустрию туризма по всей Африке.

Фото: https://gsc96.ru/

Черный континент сквозь дисплей

«Туризм для нас – это экспортный товар, как кофе или чай», – поясняет Кариуки. Вот почему Лемара цепляется за виртуальное сафари, которое транслируется по телефону. Он хочет убедить потенциальных туристов отправиться в одну из охраняемых территорий Африки во время их первой поездки после коронавируса.

Недавно, на рассвете, он вытащил свой мобильный телефон, включил передачу и прокомментировал: «У нас еще одно прекрасное утро от Мэри». Затем он направил камеру на небо, где солнечные лучи еще не просвечивали сквозь звезды. Через несколько минут он наткнулся на двух спаривающихся львов на фоне драматического неба с солнцем, висящим над горизонтом. В США в это время приближалась полночь, и на экранах умных устройств отображалось захватывающее зрелище с подключенными американцами. Но мобильные снимки не могут передать, насколько живая саванна. Они даже не передают вездесущий запах полевых цветов. Точно так же финансовые взносы никогда не заменят доллары из карманов бесконечных толп туристов, жаждущих приключений.

#Африка #Коронавирус #Миграция #Пандемия #Туризм #COVID-19

Добавить комментарий

* Обязательные поля
1000
изображение Captcha

Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым!

Последние материалы из раздела "В мире"

Выбор редакции