Главная / Общество

Амстердам создает модель того, как должен выглядеть туризм после COVID

Александр Алексеенко - 17.06.21 (обновлено 17.06.21)

Когда в 2020 году COVID поразил Нидерланды, Амстердам в одночасье лишился посетителей. Местные жители, привыкшие к постоянному шуму, мусору и писающим на улицах туристам, приветствовали обретенное спокойствие. Пандемия, заявили они, стала «замаскированным благословением». По сути, COVID дал редкий, если не уникальный шанс решить давние проблемы туризма. От того, как люди добираются до мест назначения, до того, как управлять туризмом в городах, которые он наводняет, не говоря уже о том, как его выгоды и затраты распределяются между местными сообществами, бремя чрезмерного туризма уже давно вызывает беспокойство.

Фото: https://www.gazeta.ru/

Не только жители Амстердама воспринимают нынешнюю паузу как необходимое облегчение. От Киото до Венеции жители рассматривают возвращение числа туристов до пандемии как угрозу, а не обещание. В течение многих лет нам говорили, что туризм должен быть устойчивым, без единого мнения о том, как выглядит устойчивый туризм. Между тем, в связи с COVID термин «устойчивость» стал привычным для отраслевых инсайдеров и политиков. Но что такое устойчивый туризм? И может ли это сделать наши города более социально и экологически ответственными? Может ли им от этого жить лучше?

Образ устойчивости

В широком смысле, устойчивость рассматривается как способность справляться с невзгодами, как важнейшее качество, необходимое для преодоления неопределенности и перемен, стресса и шока. С учетом тенденций устойчивость не нова. Это было модное слово года журнала Time Magazine в области окружающей среды в 2013 году. С тех пор оно стало одним из доминирующих приемов в современных дебатах по всем вопросам, от островных исследований и детской психологии до снижения риска городских бедствий.

Пандемия, конечно, практически остановила мировой туризм. В 2020 году стало на 1 миллиард меньше международных поездок по туристическим направлениям, чем в 2019 году. Под угрозой оказались до 120 миллионов рабочих мест. Так думать о том, как эта отрасль, которая ранее поддерживала один из десяти рабочих мест по всему миру, может справиться со стрессом и шоком COVID не плохо. Однако как критические географы, как и политические социологи, предупреждали, что концепция устойчивости рискует стать пустым понятием. Она уходит своими корнями в экологическое и инженерное мышление, в котором она относится к способности вернуться к нормальному состоянию – к состоянию равновесия – после периода невзгод. Критики утверждают, что в социальном мире мы имеем дело не с равновесными структурами, а с постоянным потоком.

В городе нет нормального состояния, в которое можно было бы вернуться. А те, кто пострадал от стихийных бедствий – скажем, прибрежный мегаполис, подверженный наводнениям – были уязвимы с самого начала. Поэтому возвращение к исходному состоянию настолько же нежелательно, насколько и невозможно. Вместо этого города приспосабливаются.

Фото: https://tonkosti.ru/

Проблема с возвращением в норму

В более широком смысле, мышление устойчивости считается консервативным по своей сути. Делая упор на восстановление сил, она подчеркивает реактивные и краткосрочные решения. Это отвлекает от необходимости устранять первопричины серьезных проблем, таких как изменение климата. К тому же, это не такая безобидная теория, как может показаться. Когда политики настаивают на том, что инвестиции в более устойчивый город – это простой здравый смысл, они часто преуменьшают важность вопросов власти и неравенства. Яркий тому пример – Новый Орлеан. Восстановление после урагана «Катрина» в 2005 году было связано с огромными социальными издержками, когда город отдавал предпочтение экономической выгоде потребностям маргинализированных сообществ.

Тем не менее, устойчивость – понятие эластичное, и оно все чаще ассоциируется не только со способностью оправиться после неудачи, но и вернуться вперед – в новое, лучшее состояние. Слоган правительства Великобритании «Build Back Better» стал лозунгом бесчисленных амбиций после COVID, особенно в отношении туризма. Тем не менее, поскольку ограничения на поездки снимаются и круизные лайнеры возвращаются на площадь Сан-Марко в Венеции, всего через несколько недель после того, как итальянское правительство пообещало, что они не будут этого делать, похоже, что эта золотая возможность переосмыслить туризм была упущена.

Правительства, как правило, больше заинтересованы в возвращении к обычному бизнесу, чем в размышлениях о том, сколько туризма мы можем себе позволить. Возможности придумать более справедливой, менее эксплуататорской модели были, в лучшем случае, выполнены с приглушенной политической реакцией. Правительства, похоже, не хотят препятствовать командировкам, несмотря на то, что климатологи выступают за сокращение авиаперелетов, потому что они приносят деньги.

Комплексная устойчивость

Однако любая попытка сделать туризм по-настоящему устойчивым должна идти дальше краткосрочного экономического восстановления. Она должна решить проблему углеродного следа туристического сектора, ее несправедливости и этических затруднений. В этом отношении Амстердам представляет собой интересную модель. COVID ускорил реализацию ряда рассматриваемых мер задолго до начала пандемии. В городе приняты постановления, которые по-разному препятствуют вытеснению сувенирными магазинами местных предприятий, застройщикам – превращать жилые помещения в дома для отпуска и возводить новые отели.

Фото: https://www.dw.com/

В другом месте он увеличил налоги, которые туристы платят за ночевку, и ввел меры по сокращению так называемых невежливостей (мусор, публичное мочеиспускание), которые они бездумно оставляют. В более широком смысле, он стал первым городом, который принял экономическую модель пончика британского экономиста Кейт Раворт для устойчивого развития. Эта теория сосредоточена на окружающей среде и основных потребностях граждан, а не на экономическом росте. Совет пообещал использовать его в качестве руководства для всей будущей политики, регулирующей городскую жизнь – от правил выбросов до устранения жилищного кризиса в городе.

Пока рано говорить, окупятся ли эти усилия. Однако без столь же смелого переосмысления больше жителей восстанут против туристизации своих сообществ. Если, с другой стороны, больше городов последуют примеру голландской столицы (как сообщается, сделает Копенгаген, Брюссель, Данидин в Новой Зеландии и Нанаймо в Канаде), идея реального отскока вперед действительно может применяться.

Добавить комментарий

* Обязательные поля
1000
изображение Captcha

Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым!

Последние материалы из раздела "Общество"

Выбор редакции