Главная / Общество

Коронавирус: лекарство хуже болезни? Самый спорный вопрос 2020 года

Александр Алексеенко - 07.10.20 (обновлено 07.10.20)

В 1968 году, в разгар последней великой пандемии гриппа, по крайней мере миллион человек во всем мире умерли, в том числе 100 000 американцев. В том же году профессор эпидемиологии Йельского университета А.М.М. Пейн писал:

«В покорении Эвереста все, что меньше 100% успеха, является неудачей, но в случае большинства инфекционных заболеваний мы сталкиваемся не с достижением таких абсолютных целей, а с попыткой уменьшить проблему до приемлемого уровня как можно быстрее в пределах доступных ресурсов…».

Это сообщение стоит повторить, потому что раскол между теми, кто стремится к «абсолютным целям», и теми, кто стремится к «приемлемым уровням», очень очевиден в нынешней пандемии. 21 сентября BMJ сообщил, что среди британских ученых разделились мнения относительно того, лучше ли сосредоточиться на защите тех, кто подвергается наибольшему риску серьезного COVID, или наложить изоляцию на всех.

болезньФото: https://theconversation.com/

Одна группа из 40 ученых написала письмо главным медицинским работникам Великобритании, предлагая им стремиться «подавить вирус среди всего населения». В другом письме группа из 28 ученых предположила, что «большой разброс риска в зависимости от возраста и состояния здоровья предполагает, что вред, причиненный единообразной политикой (которая применяется ко всем людям), перевешивает выгоды». Вместо этого они призвали к «целенаправленному и основанному на фактах подходу к политическим ответам на COVID-19».

Неделю спустя научный писатель Стивен Бураний написал статью для Guardian, в которой утверждал, что письмо 28 авторов отражает позицию небольшого меньшинства ученых. «Подавляющее большинство ученых по-прежнему единодушно придерживается общей изоляции», – заявил он. А несколько дней спустя более 60 врачей написали еще одно письмо, в котором говорилось: «Из-за растущего количества данных и реального опыта мы обеспокоены тем, что одностороннее реагирование угрожает большему количеству жизней и средств к существованию, чем спасенные Covid жизни».

Научный консенсус требует времени

Есть вопросы, такие как глобальное потепление, по которым существует научный консенсус. Но для достижения консенсуса требуются десятилетия, а COVID-19 – новая болезнь. Неконтролируемые эксперименты по изоляции все еще продолжаются, а долгосрочные затраты и выгоды еще не известны. Есть большие сомнения, что большинство ученых имеет твердое мнение о том, следует ли закрывать сады, школы или университетские городки. Да и люди имеют разные мнения: от тех, кто признает, что болезнь теперь эндемична, до тех, кто задается вопросом, можно ли ее еще искоренить.

Некоторые предполагают, что любой эпидемиолог, не придерживающийся определенной линии, подозревается или недостаточно моделирует, и что их взгляды не имеют большого значения. Они продолжают отвергать взгляды других ученых и академиков, не являющихся учеными, как не относящиеся к делу. Но наука – это не догма, и взгляды часто нужно видоизменить в свете растущих знаний и опыта. Вот, допустим, географы привыкли видеть подобные игры академической иерархии, но они действительно волнуются, когда люди прибегают к оскорблению своих коллег, вместо того, чтобы признать, что знания и обстоятельства изменились и необходима переоценка.

лекарствоФото: https://www.mgpu.ru/

Мрачный расчет

Лекарство хуже болезни? Это вопрос, который сейчас нас разделяет, поэтому стоит подумать, как на него можно ответить. Нам нужно было бы знать, сколько людей могло бы умереть от других причин, например, от самоубийства (включая детские самоубийства), которые в противном случае не произошли бы, или заболевания печени от увеличения потребления алкоголя, от рака, который не был диагностирован или лечился, чтобы определить момент, когда конкретная политика уносила больше жизней, чем спасала. И тогда какое значение вы должны придавать этим потерянным или поврежденным жизням с учетом экономических последствий?

Мы не живем в идеальном мире с идеальными данными. Детям, для которых риск смерти от COVID практически равен нулю, а риски долгосрочных последствий считаются очень низкими, легче взвесить негативные последствия непосещения школы или попадания в ловушку в семьях с ростом домашнего насилия.

Для студентов университетов, которые в основном молодые, можно провести аналогичный набор расчетов, включая оценку «стоимости» заражения сейчас по сравнению со стоимостью заражения позже, возможно, когда студент будет со своими старшими родственниками на Рождество. Однако с пожилыми людьми расчет – даже в идеальном мире – становится все более сложным. Когда вы очень стары и у вас остается очень мало времени, на какой риск вы готовы пойти? Один пожилой мужчина заявил: «Не стоит отказываться от удовольствия ради еще двух лет в доме престарелых в Уэстон-сьюпер-Мэр».

В недавней статье, опубликованной в Nature, говорится, что даже в Гонконге, где с февраля соблюдение правил ношения масок составило более 98%, локальное устранение COVID невозможно. Если это невозможно там, это может быть невозможно где-нибудь.

исследованияФото: https://www.rbc.ru/

С другой стороны, пожилые люди были защищены, даже когда скорость передачи данных высока, а общие ресурсы ограничены. Недавнее исследование, проведенное в Индии, показало, что «вполне вероятно, что строгие предписания о том, чтобы пожилые индийские взрослые оставались дома, в сочетании с доставкой предметов первой необходимости в рамках программ социального обеспечения и регулярного взаимодействия с местными медработниками, способствовали снижению подверженности инфекции в этом возрасте».

Однако минимизация смертности – не единственная цель. Для тех, кто не умирает, исход может быть продолжительной и тяжелой слабостью. Это тоже нужно учитывать. Но если вы не уверены, что конкретная мера блокировки принесет больше пользы, чем вреда, вам не следует этого делать. В 1970 году, незадолго до того, как он стал деканом Лондонской школы гигиены и тропической медицины CE, Гордон Смит писал:

«Важным предварительным условием всех эффективных мер общественного здравоохранения является тщательная оценка их преимуществ и недостатков, как для отдельного человека, так и для общества, и их реализация только при наличии значительного баланса преимуществ. В целом, эта этика была прочной основой для принятия решений в большинстве прошлых ситуаций в развитом мире, хотя, поскольку мы рассматриваем борьбу с более легкими заболеваниями, в эти оценки включаются совсем другие соображения, такие как удобство или продуктивность промышленности».

Современные представления о том, где находится баланс преимуществ и недостатков, меняются. Риторике «враждующих лагерей» нужно положить конец. Ни один человек или небольшая группа не представляют точку зрения большинства.

#Болезнь #Коронавирус #Лекарства 2018 #Пандемия #Самоизоляция

Добавить комментарий

* Обязательные поля
1000
изображение Captcha

Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым!

Последние материалы из раздела "Общество"

Выбор редакции