Главная / Культура

«Притяжение» в прокате: Гопники из Чертаново против пришельцев

В прокате – «Притяжение» Федора Бондарчука. Очередной опыт режиссера по созданию умного и хорошо сделанного отечественного блокбастера. С очень предсказуемым результатом.

Мало кому из отечественных режиссеров так не повезло, как Федору Бондарчуку. Не успел еще толком ничего снять — уже стал персонажем «Дня опричника» Сорокина, «главой киношной палаты Федором Лысым». Каждый фильм встречают радостным «бу!», хотя ну чего такого преступного в сентиментальной «Девятой роте» или избыточно-гуманистичном «Сталинграде»? Стороннему наблюдателю такой ажиотаж вокруг фигуры режиссера покажется странным: ну что такого, что кто-то играет в Спилберга, пышно оркеструет незамысловатые моралите о вечных ценностях? Пусть себе балуется. Бондарчуку в этом смысле сильно вредит публичность: многовато его в медийном пространстве. Что это за режиссер такой — совершенно неясно. Зато прекрасно известно, как выглядит, кто его жена, кто мама-папа, что ест, с кем тусуется и каким парфюмом пользуется. «Притяжение» – первый фильм в не слишком обширной (четыре полных метра — если считать «Обитаемый остров» за два) фильмографии Бондарчука, который дает, наконец, ответ на вопрос: что это за режиссер такой?

Здесь на отечественную почву переносится сугубо американский жанр: фильм-вторжение. Жест амбициозный и обреченный на провал. Единственное спасение — ирония: она тут, конечно, имеется. Пришельцы приземляются в московском спальном районе Чертаново. Как раз в тот момент, когда там разыгрывается подростковая романтическая история в духе песен группы «Звери»: школьница влюбляется в гопника, папа не пускает к нему на свидание, а барышня все равно сбегает с любимым. Посланцы с других планет встречаются лицом к лицу с обитателями окраин — и на этом весь сюжет «Притяжения» завязан.

Как минимум одно большое дело режиссер Бондарчук точно здесь делает: открывает новые лица. Выводит на экран череду симпатичных физиономий, которые для этого самого экрана как будто специально созданы. Ровно то же он делал в «Роте» (откуда вышли Артур Смольянинов и Михаил Евланов, актеры, как мы теперь уже понимаем, действительно серьезные), «Острове» (с которого начались вполне завидные карьеры Петра Федорова и Юлии Снигирь). В «Притяжении» появляются сразу три новых для отечественного кино лица — Ирина Старшенбаум, Александр Петров и Риналь Мухаметов в роли пришельца. Старшие коллеги тоже не в обиде: Олег Меньшиков всего-то во второй раз после «Легенды номер семнадцать» выступает в роли, которая ему подходит по возрасту — немолодого отца главной героини. Только китель военного на него все равно напяливают, хотя мятый пиджак Костика актеру определенно больше к лицу. Наконец, новое лицо здесь — оператор Михаил Хасая. Бондарчук впервые снимает без своего постоянного соавтора Максима Осадчего — и фильм от этого только выигрывает. До сих пор Хасая снял только дебют кинокритика Романа Волобуева «Холодный фронт». В «Притяжении» он легко создает броскую и брутальную картинку окраинной Москвы с ее пустырями, дворами и квадратными километрами бетона.

Бондарчук в «Притяжении» действительно впервые хватается за крупный формат, не имеющий сугубо русской версии. Фантастический эпос и военная драма — жанры знакомые. Фильм-вторжение — нет. И на все скрытые мины, которые трудный и хитро скроенный жанр расставляет для неофита, Бондарчук радостно наступает. Главная трудность для режиссера при работе с таким материалом — даже не масштаб или компьютерная графика, а барочная избыточность, необходимая любой фантастике с социальным подтекстом. Русскому «Марс атакует» нужно быть и злободневным, и лиричным, и метким, и остроумным, и еще подавать всё под более-менее правдоподобным соусом. Решить все эти задачи разом – нереально.
Сценаристы «Притяжения» Олег Маловичко и Андрей Золотарев честно пытаются. Прописывают романтическую линию героев Старшенбаум и Петрова. Наводняют сюжет отсылками к реалиям сегодняшнего дня. Придумывают забавные диалоги и меткие фразочки. Но в единое целое эти элементы никак не складываются. Да и на экране материализуются в несколько патологичном виде. Злободневность, без которой фильм-катастрофа невозможен, топорна: имеет вид портретов Меркель, Путина и Трампа. Выгоднейший эффект — выбор на роль инопланетянина актера Риналя Мухаметова с его характерной южной внешностью, да еще помещение этого персонажа в гопницко-скиновскую окраину — остается вообще без какой-либо реализации. Ни одной колкости насчет понаехавших, ни единого намека на ксенофобию спальных районов мегаполисов.

Комедийный эффект от знакомства инопланетянина с Чертаново используется процента на три — хотя выжать из него было можно сильно больше. Предвкушаемый фонтан колкостей и тонко подмеченных деталей оборачивается тонкой струйкой. Там, где стоит разыграть карту документальности, где мобильная съемка сама просится на экран — Бондарчук ограничивается парой-тройкой кадров, хотя молодой, бойкий и техничный оператор Хасая легко и с удовольствием смог бы поиграть со стилем ютубовского видео.

Наконец, фильм сталкивается со вполне очевидной бедой визуальных эффектов. Их делает мастеровитая и активно работающая в кино студия MainRoad: она же рисовала Петербург девятнадцатого века для «Дуэлянта» и реконструировала поля сражений в «Сталинграде». Но одно дело оживлять фотографии и гравюры, совсем другое — сочинять мир будущего, корабли с далеких планет и их обитателей. Здесь визуальщики занимаются, скорее, просто дизайном — лепят такой красивый деконструктивизм: обтекаемые формы, экологичный материал. Как будто в далекой галактике все клепают по проектам Захи Хадид. Новым, чужим, незнакомым и дико сложным материалом не получается овладеть ни одним из инструментов. Ни старой доброй актерской игрой — арсенал так себе, когда речь идет о блокбастере. Ни иронией, которой маловато. Ни техничностью — куда русской мастерской по визуальным эффектам тягаться с гигантами вроде Weta Workshop. Вместо всех этих составляющих Бондарчук предлагает зрителю одну, но очень, вроде бы, ценную штуку. Светлую и благородную идею: человечество страшно агрессивно, Земля наводнена жестокостью и нетерпимостью друг к другу, поэтому надо верить и любить — другого рецепта выживания в нашей галактике нету. В принципе, для донесения подобных светлых мыслей есть много разных средств: круглые столы, всякие там советы при президенте РФ, фейсбук с твиттером, наконец. Кино ради такого снимать совершенно необязательно. Для него нужно нечто большее, чем гуманизм и простодушие.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Добавить комментарий

* Обязательные поля
1000
изображение Captcha

Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым!

Выбор редакции