Главная / Происшествия

Дело «красногорского стрелка» получило сенсационный оборот

Александр Алексеенко
17 ноября 2015
171

Неожиданный оборот получило громкое дело «красногорского стрелка». На заседании Мосгорсуда, который рассмотрел жалобу на арест водителя «красногорского стрелка» Амирана Георгадзе Шоты Элизбарашвили, защита выразила версию случившегося.
Адвокаты пыталась убедить суд в том, что арестованный не был пособником убийств, а стал лишь жертвой обстоятельств. Однако суд решение об аресте не отменил.

В Мосгорсуде три адвоката Элизбарашвили — Алексей Антоновский, Светлана Воронкова и Владимир Саруханов — просили признать незаконным решение Бабушкинского суда столицы, который 22 октября этого года по ходатайству Подмосковного управления Следственного комитета поместил их подзащитного под стражу на два месяца — до 19 декабря.

В течение часа трое адвокатов арестованного пытались доказать, что выводы следствия ошибочны: их клиент не был пособником Амирана Георгадзе. В ходе заседания защита пыталась убедить суд в том, что Элизбарашвили не пытался скрыться от следствия, а как только смог убежать от Амирана Георгадзе, сам явился в правоохранительные органы.

В Мосгорсуде защитники заявили, что их клиент до последнего не знал об убийствах. «Шота не видел, как были совершены убийства. Почему его записали в пособники, для нас остается загадкой», — недоумевал защитник обвиняемого Алексей Антоновский. По версии защитников, их клиент не был в курсе, что в сумке на заднем сиденье машины лежал охотничий карабин «Сайга». Его по просьбе Георгадзе положил в сумку и отнес в автомобиль помогавший ему по дому рабочий Анатолий Байжонов. Последнему Георгадзе объяснил, что собирается на охоту.

По версии защиты, Элизбарашвили по просьбе шефа принес сумку с карабином в здание Красногорский администрации. Однако «Сайгу» заклинило, и тогда Георгадзе пустил в ход один из своих пистолетов. «Элизбарашвили принес сумку, положил ее, а сам вышел и остался в приемной», — процитировал Алексей Антоновский показания свидетельницы — секретаря Караулова Ларисы Постновой. Он полагает, что водитель не мог знать о планах шефа расправиться с чиновниками, потому что тот сам до последнего не собирался никого убивать.

Юрист рассказал, что когда одна из сотрудниц администрации потеряла сознание, Элизбарашвили по просьбе хозяина вынес ее на руках в коридор и попросил водителя найти для нее нашатырь. «Сам Георгадзе еще не знал, что пойдет на такие крайние меры. Как Элизбарашвили мог знать, что собирается делать Георгадзе?» — задал вопрос адвокат. Его коллега Светлана Воронкова была убеждена: даже когда в кабинете раздались выстрелы, молодой человек не понял, что произошло.

Элизбарашвили не был очевидцем случившегося, настаивала юрист. «Он прозрел, когда Георгадзе остановился на обочине и стал нести ахинею. В зеркало Элизбарашвили видел, что тот ходит с пистолетом. Он услышал выстрелы и как хозяин крикнул «стой». Он решил, что эти слова и крики относятся к нему. Поэтому он и уехал. Он ехал и думал: «Что же мне делать — работодатель сошел с ума», — выступала адвокат. По ее совам, служивший пять лет водителем у Георгадзе мужчина просто не знал, как поступить, ведь у тронувшегося умом начальника три года секретарем работала его сестра, на него же трудился и его отец.

Тем не менее ее подзащитный решил не бегать от следствия. В тот же день он позвонил адвокату и явился в Следственный комитет. Защитники арестованного заверили, что их клиент не будет скрываться. Они просили отпустить его под подписку о невыезде, под залог в 3 млн рублей или же поместить Элизбарашвили под домашний арест в подмосковной квартире. «Он пришел сам и не будет препятствовать расследованию. С первого дня он дает четкие, правдивые и логичные показания», — поддержал коллег адвокат Владимир Саруханов.

Однако прокурор Валерий Уваров высказался за то, чтобы оставить решение Бабушкинского суда в силе. «Доводы защиты о недоказанности вины Элизбарашвили не являлись предметом рассмотрения Бабушкинского районного суда. Оценка действий обвиняемого будет дана судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу, а не сейчас», — сказал он.

Сам обвиняемый отказался от выступления. Лишь в последнем слове Элизбарашвили попросил суд во всем разобраться. Однако судья Сергей Груздев не нашел оснований для отмены решения. Он лишь несколько подкорректировал судебный акт, уточнив, что Элизбарашвили избран арест не на два месяца, а на один месяц и 29 дней.

19 октября около 14:00 предприниматель Амиран Георгадзе расстрелял в служебном кабинете Юрия Караулова и Георгия Котляренко. Вместе с ним в кабинете был его водитель Шота Элизбарашвили, занимавший должность заместителя генерального директора в принадлежавшей Георгадзе компании «Гринтаун». По версии следствия, именно он принес бизнесмену сумку с оружием, а затем отвез предпринимателя в его дом в коттеджном поселке «Третья охота», где тот застрелил своего делового партнера Тристана Закаидзе. Далее вместе с Элизбарашвили Георгадзе доехал до деревни Тимошкино, где проживает глава Красногорского района Борис Рассказов. Следствие полагает, что стрелок хотел расправиться и с этим чиновником. На подъезде к дому Георгадзе стало плохо. Он вышел из машины и присел на корточки, схватившись за сердце. Рядом с ним остановился проезжавший мимо на скутере 53-летний сотрудник службы безопасности редакции газеты «Московский комсомолец» Константин Смыслов. Он хотел помочь Георгадзе, но предприниматель вытащил пистолет и выстрелил в сотрудника МК. В этот момент Элизбарашвили скрылся с места преступления, а Георгадзе, оставшись один, зашел в пустующий дом и вскоре покончил с собой. Его тело было найдено 23 октября.

Элизбарашвили предъявлено обвинение в пособничестве убийству трех человек и незаконном обороте оружия. Водитель сам сдался полиции 20 октября. 22 октября он был арестован Бабушкинским судом Москвы до 19 декабря. Сам Элизбарашвили назвал себя в ходе заседания «жертвой нелепой ситуации» и заявил, что никак не мог помешать Георгадзе.

Мотивы Георгадзе остаются неясными. По данным следствия, он застрелил Котляренко и Караулова после того, как не получил от них $20 млн отступных за выход из строительного бизнеса в Красногорском районе. О причинах, по которым Георгадзе убил своего партнера по бизнесу Тристана Закаидзе, сообщал LifeNews. Собеседники издания предполагают, что Закаидзе задолжал Георгадзе $400 тыс. Сам Георгадзе был землевладельцем средней руки — ему принадлежало около 30 га земли в Подмосковье стоимостью примерно $50 млн. По данным РБК, в 2008–2009 годах бизнесмен стал строить все меньше загородного жилья и даже был вынужден выйти из громкого проекта по застройке Павшинской Поймы.

0

Присоединяйтесь к нам в Яндекс Дзен, ВКонтакте, Facebook, Одноклассники, Youtube, Instagram, Twitter и Google+. Будьте в курсе последних новостей!

Последние новости из раздела "Происшествия"

Выбор редакции