Главная / Экономика

Эксперт по торговле энергоносителями: «Я удивлен, что цена на нефть еще не достигла $130 за баррель»

Цены на энергоносители подскочили после того, как президент России Владимир Путин шокировал мир, отдав приказ о проведении в Донбассе специальной военной операции. Нефть торгуется выше $100 за баррель впервые с 2014 года, а цены на природный газ подскочили до максимумов конца прошлого года, хотя оба показателя немного снизились на следующий день после заявления Путина.

Фото: https://profile.ru/

Поскольку потребители и предприятия уже борются с высокой инфляцией повсюду, а мировая экономика сталкивается с неуверенным восстановлением после пандемии COVID, мы спросили Ади Имсирович, старшего научного сотрудника Оксфордского института энергетических исследований и бывшего трейдера нефтью, про его взгляд на то, что произойдет дальше.

Каким был энергетический рынок до начала военной операции русских?

Цены уже были высокими, потому что рынок сейчас очень плотный. Страны мирового нефтяного картеля ОПЕК+ не могли добыть даже достаточно нефти, чтобы выполнить свои квоты, и это не обязательно было преднамеренным. У нас было почти неожиданно хорошее восстановление спроса после COVID, что создало много неудовлетворенного спроса. Ключом, вероятно, были все экономические стимулы со стороны правительств и центральных банков.

Насколько важна Россия для мирового рынка нефти и газа?

Это один из крупнейших производителей нефти в мире, ежедневно добывающий более 10 млн баррелей нефти и конденсата, из которых около 7,5 млн, включая нефтепродукты, идет на экспорт. Экспорт сырой нефти составляет около 4,5 млн баррелей, из которых не менее двух третей идет на запад, в основном в Европу. Остальную часть экспорта российской нефти составляют такие продукты, как дизельное топливо и бензин, и, опять же, большая часть этого экспорта идет на запад. В целом Россия удовлетворяет около десятой части мирового спроса на нефть, так что это огромно.

По природному газу Россия уступает только США, производя около 1,7 миллиарда кубометров в день по сравнению с 2,5 миллиардами из США. В целом, с точки зрения энергетических доходов России, около четырех пятых приходится на нефть, а остальное — на газ. Около 40% импорта газа в Европу приходится на Россию.

Как, по вашему мнению, война повлияет на российский экспорт нефти и газа?

Серьезность этой атаки и влияние на глобальную политику таковы, что я не вижу никаких действенных санкций, если они не включают ограничения на энергию и отказ России в доступе к международной системе Swift, которая обрабатывает платежи между банками.

Фото: https://minval.az/

Российская нефть (известная как нефть марки Urals) обычно торгуется с дисконтом примерно в $1-1,5 за баррель по сравнению с нефтью марки Brent из Северного моря, но в настоящее время эта цена значительно увеличилась до примерно $10, поскольку люди обеспокоены тем, что могут возникнуть проблемы с платежами. В то же время судовладельцы избегают российских портов, выросли фрахтовые ставки с участием России, а значит, и страховые тарифы на грузы. Поскольку около двух третей российской нефти и нефтепродуктов перевозится судами, а не прокачивается по трубам, это означает, что исчезновение российской нефти с рынка — лишь вопрос времени.

Поэтому я на самом деле очень удивлен, что цены на нефть не поднялись намного выше. Я бы легко ожидал $120 или $130. Это правда, что геополитические риски войны в Украине, вероятно, были в какой-то степени «заложены» в цену на нефть — до начала операции я мог бы сказать, что они составляли $10 в цене. Но поскольку русские идут ва-банк, чтобы сместить нынешнее украинское правительство, я вижу, что ситуация на энергетическом рынке только усложняется, а это означает, что цены вырастут намного выше.

Отключение российского газа — более сложный расчет, потому что Европа очень сильно от него зависит. Но в конечном счете, если я прав насчет того, что Россия потеряет доступ к Swift, это может случиться. И, чтобы было ясно, дело не в том, что на рынке недостаточно газа — Катар может легко удовлетворить потребности Европы в газе за счет других потребителей — просто цены должны соответственно возрасти.

Могут ли спекулянты поднять цены еще выше, как в 2008 году, когда нефть стоила почти $150 за баррель?

Спекуляции определенно влияют на цены на энергоносители, но они начинаются не только сегодня. Рост цен на нефть примерно с $70 до $90 за баррель, вероятно, был вызван отчасти спекулятивными действиями, а не только спросом и предложением. Одна из причин, по которой спекулянты не предлагали цену намного выше после начала военной операции в Украине, заключается в том, что они уже получили приличную прибыль, делая ставки на более высокие цены. Но опять же, это не означает, что цена не будет расти. Требуется очень смелый человек, чтобы купить нефть прямо сейчас (другими словами, сделать ставку на то, что цена упадет).

На кого могут повлиять ограничения поставок?

Крупные импортеры российской нефти, такие как нефтеперерабатывающие заводы в Нидерландах и Великобритании, могут перейти на другие смеси. Но, скажем, средиземноморским нефтеперерабатывающим заводам, особенно в Италии, это сделать сложнее. Они настроены для таких сортов, как уральский светлый, а также иранский светлый и арабский светлый. Они уже потеряли иранский из-за санкций, поэтому потеря российской нефти станет дополнительной проблемой.

Фото: https://regnum.ru/

В равной степени пострадают внутренние нефтеперерабатывающие заводы в таких странах, как Германия, Австрия и Чехия. Они были буквально построены на трубопроводах из России, поэтому у них не так много места для хранения. Они также получают нефть по трубопроводам из таких мест, как Вильгельмсхафен, Роттердам и Антверпен, но потенциальная потеря российской нефти для них все равно будет серьезной. Когда нефтеперерабатывающие заводы не перерабатывают, они теряют деньги, а цены на такие продукты, как бензин и дизельное топливо, растут для всех нас.

Чтобы помочь сохранить работу таких нефтеперерабатывающих заводов, Джо Байдену было бы разумно снять санкции с Ирана, чтобы немного ослабить рынок. Хотя добыча в Иране не увеличится сразу, у них на кораблях находится около 80 миллионов баррелей нефти, что может иметь большое значение для рынка.

Помимо российской нефти, потеря нефтепродуктов также будет очень болезненной для некоторых клиентов. Вместе с Великобританией и Францией Германия является крупным покупателем российского дизельного топлива. На самом деле много мазута идет в США для смешивания с более легкими сортами отечественной нефти в качестве замены потери венесуэльского импорта из-за санкций. Есть также много российского продукта (так называемые компоненты, такие как нафта), которые смешивают с бензином и продают в Америку.

Многие западные компании, такие как Vitol, Glencore, Trafigura, а также торговые подразделения BP, Total и Shell активно участвуют в торговле российской нефтью и нефтепродуктами. Система такая, что много российской нефти торгуется по предоплате. Таким образом, ограничение поставок нефти может нанести ущерб таким компаниям, как эти (или, по крайней мере, банкам, стоящим за сделками) за несколько месяцев до того, как оно начнет наносить ущерб русским.

Автор: Ади Имсирович, старший научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований Университета Суррея

Добавить комментарий

* Обязательные поля
1000
изображение Captcha

Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым!

Последние материалы из раздела "Экономика"

Выбор редакции