Главная / Экономика

Падение турецкой лиры: у правительства не хватает вариантов для валюты, находящейся в состоянии крутого пике

Евгений Пуртов - 16.08.20 (обновлено 16.08.20)

7 августа турецкая лира достигла самого низкого уровня по отношению к доллару США, торгуясь на уровне 7,36, в какой-то момент потеряв почти 20% своей стоимости с начала года. И это притом, что прошло почти два года с тех пор, как Турция в последний раз пострадала от масштабного валютного кризиса из-за экономических санкций, введенных правительством США после того, как Турция задержала американского пастора Эндрю Брансона по обвинению в терроризме.

В этом случае лира стабилизировалась после того, как центральный банк Турции повысил процентные ставки на 625 базисных пунктов (6,25%). Это принесло относительное затишье, но лишь временно. Лира была на аппарате жизнеобеспечения в течение последних двух лет, и экономика постоянно испытывала трудности. Последнее же падение лиры еще более драматично, чем кажется, потому что доллар США сам по себе теряет в цене. Доллар упал на 9% по отношению к корзине других валют из-за того, что инвесторов не впечатлило то, как Америка справляется с кризисом COVID-19. Так почему же с лирой так много проблем?

лираФото: https://images.theconversation.com/

Развивающиеся экономики и COVID-19

COVID-19 – это еще не все, но это хорошее место для начала. В настоящее время широко признано, что коронавирус стал еще более серьезной проблемой для таких развивающихся экономик, как Турция, чем глобальный финансовый кризис 2007-2009 годов. В то время как мировой финансовый кризис затронул развивающиеся экономики лишь косвенно, в основном щадя тех, кто был менее подвержен ему, COVID-19 – это совсем другое дело. Странам приходится покрывать расходы, связанные с кризисом общественного здравоохранения, одновременно справляясь с более широкими экономическими последствиями, как дома, так и за пределами страны.

Поскольку большинство стран с развитой экономикой остановились в условиях изоляции, их спрос на экспорт из развивающихся стран упал. Хорошим примером является международный туризм, который, по прогнозам ОЭСР, сократится на 60% в этом году. Это имеет драматические финансовые последствия для Индонезии, Таиланда и, конечно же, Турции. Эти страны не могут позволить себе огромные пакеты помощи, такие как у Великобритании, США и ЕС, поэтому их экономики значительно более уязвимы. Они также пострадали от массового бегства капитала. Всего за четыре недели в начале кризиса была продана треть инвестиций в облигации развивающихся стран за последние четыре года. Это в четыре раза превышало отток капитала во время финансового кризиса 2007-2009 годов. Это привело к катастрофе для этих стран, которые полагаются на этот капитал для финансирования внутренних инвестиций и, следовательно, экономического роста.

Это сокращение внешнего финансирования является серьезным предвестником кризиса платежного баланса, особенно для таких стран, как Турция, которые постоянно имеют дефицит текущего счета, то есть они импортируют больше, чем экспортируют. Именно здесь доверие инвесторов падает настолько, что рушится местная валюта, и страна не может покрыть свои долги или оплатить импортные товары первой необходимости. Различные страны с развивающейся экономикой рискуют столкнуться с таким кризисом, если текущие условия будут преобладать в течение длительного периода, и Турция, несомненно, является одной из них.

уязвимостьФото: https://regnum.ru/

Уязвимости Турции

В последние годы Турция считалась одним из самых рискованных развивающихся рынков и попадала в «пятерку уязвимых» наряду с Индией, Бразилией, Южной Африкой и Индонезией. Турция заслужила свое место из-за большого дефицита текущего счета, и хотя улучшения то и дело происходили, она постоянно полагалась на внешнее финансирование как на двигатель роста.

Турция долгое время выживала, привлекая значительный приток капитала, способствуя активной кредитной экспансии, что, в свою очередь, стимулирует экономический рост. Но в плохие времена этот благотворный круг превращается в порочный, уводя лиру на грань.

Тогда есть политика. С 2014 года в Турции проводились, по крайней мере, одни выборы каждый год, кроме 2016 года. В 2014 году были выборы в местные органы власти, в 2015 году – два всеобщих, референдум по государственной системе в 2017 году, всеобщие и парламентские выборы в 2018 году и местные выборы в 2019 году. Это оказывает почти постоянное давление на власти, заставляя их тратить деньги и продолжать стимулировать экономику с помощью достаточно низких процентных ставок, чтобы стимулировать увеличение заимствований.

коронавирусФото: https://www.icba.su/

Что теперь

Есть три хорошо известных меры, которые можно использовать против падающей валюты. Повышайте процентные ставки, покупайте валюту, используя национальные валютные резервы, или принимайте меры контроля над движением капитала, чтобы предотвратить отток иностранной валюты.

Контроль над капиталом может стабилизировать инвестиционные потоки в среднесрочной перспективе, но нет убедительных доказательств того, что они работают в разгар валютного кризиса. Таким образом, у Турции есть варианты повышения процентных ставок и / или использования валютных резервов. Плохая новость заключается в том, что центральный банк уже несколько лет защищает лиру, используя валютные резервы. Резервы почти исчерпаны, поэтому в последнее время валюта испытывает такие сильные удары.

Турция могла бы получить больше иностранной валюты, заимствуя у международных организаций, таких как МВФ, или повышая процентные ставки, как это было в 2018 году (базовая ставка в настоящее время составляет 8,25%). Но оба варианта сейчас являются политическими минными полями. Президент Реджеп Тайип Эрдоган имеет хорошо известное убеждение – вопреки традиционной экономической теории – что высокие процентные ставки вызывают высокую инфляцию. А его партия, правящая АКП, давно говорила народу, что Турция больше не является страной, нуждающейся в помощи МВФ.

Лидеры Турции заявили, что никто не будет искать ни одного варианта, если все остальное не пойдет на пользу. Когда в мае лира в последний раз находилась под острым давлением, власти подписали с Катаром соглашение о валютном свопе на 15 миллиардов долларов США. На этот раз они пробовали все: от принуждения турецких банков брать кредиты в рамках более дорогостоящего овернайт (повышение процентной ставки по другому названию) до сокращения внутреннего кредитования, поскольку это ослабляет лиру за счет повышения спроса на доллары США. Такие меры могут выиграть время, но вряд ли предотвратят дальнейшее таяние лиры, если правительство не пойдет на два основных фронта. Но даже в этом случае это не решит давних проблем Турции. Текущая модель, основанная на внешнем финансировании, дешевом кредите и резком росте потребления, исчерпала себя. Реальный вопрос в том, что его заменит.

#Валюта #Лира #Турция #Экономика #COVID-19

Добавить комментарий или задать вопрос

* Обязательные поля
1000
изображение Captcha

Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым!

Последние материалы из раздела "Экономика"