Главная / Технологии

Олег Яковлев, что с ним случилось на самом деле: Александра Куцевол показала его последнюю фотографию

Избранница скончавшегося артиста вспомнила о ярких моментах совместной жизни. Александра Куцевол до сих пор не может поверить, что Олега Яковлева больше нет рядом. Девушка развеяла слухи, которые распускают некоторые издания, а также подробно рассказала о последней песне артиста.

— Я впервые потеряла близкого человека. У меня уходили бабушки, дедушки, но между нами не было такой сильной связи. Я однолюб, у меня папа такой же, он с мамой всю жизнь. Для меня странно, когда кто-то говорит: люблю, жить не могу, а через некоторое время уже с другим человеком

Не знаю, какой день считать началом наших отношений. Сначала я брала у Олега интервью, когда работала в молодежной программе на нефтеюганском телевидении. Потом мы встретились на концерте в Петербурге и познакомились ближе. Позже виделись на съемках, когда я работала на МУЗ-ТВ, на мероприятия ходили вместе, я приезжала к нему в гости, и мы часами могли разговаривать. Даже не могу сказать, сколько лет мы вместе. Кажется, Олег всегда был в моей жизни. Для меня никогда не было важно, будем ли мы жить вместе и в каком качестве. Друзьями останемся или любовниками, мужем и женой, родителями или коллегами. Это не имело значения. Важно только присутствие этого человека в моей жизни. У нас была какая-то сумасшедшая связь и ощущение родства душ, когда видишь в другом человеке себя. Мы с Олегом были даже похожи внешне, это многие замечали. Мне всегда казалось, это не случайно. Да, мы тоже проходили проверку чувств, как любой человек, ты в чем-то сомневаешься. Но не все люди умеют любить. Не говорить «люблю» или привязываться, а когда живешь вопреки.

…Я вообще болтливая. Олег терпеть не мог, что я много разговариваю. «Ты можешь помолчать?» – часто говорил он. Едем куда-то на гастроли, я треплюсь с танцорами, а он мне: «Дай ребятам отдохнуть, что ты пристала». Мог забрать у меня телефон, а я же в нем работаю, списываюсь с кем-то, отправляю письма. Это у Олега он был только для звонков и SMS. Он говорил: «Сейчас у тебя будут ломки». Я ему: «Мне туда позвонить надо, здесь списаться, отдай». А он: «Нет». В «Инстаграм» тексты писал сам, но потом мне пересылал, я правила, а он потом еще смотрел, где запятую или восклицательный знак поставить. Очень щепетильно к этому относился…

Олег во многом был щепетилен. Прежде всего по отношению к друзьям. В его окружении были какие-то особенные люди. Некоторые с очень сложными судьбами. Он сам был сильный человек. И не мог быть рядом со слабыми, думаю, сознательно таких выбирал. Я и сама боец с детства, но он многому меня учил – быть мудрее, сильнее. Олег не разменивался друзьями, их можно по пальцам пересчитать, это все люди непубличные, те, с которыми он на протяжении многих лет, кто-то еще со студенческих времен. Мы, бывало, собирались, могли вместе в театр сходить, к маме кого-то из друзей – поздравить с днем рождения, просто дома у кого-то посидеть на кухне.

Олег вообще не мог терпеть пафоса, ему из-за профессии приходилось находиться во всем этом. Лишний раз не хотел ехать на какую-то презентацию, медийное событие, мне приходилось находить тысячу доводов, чтобы его уговорить. Когда его лично звали, ему было сложнее отказать. Если нас просили разместить пост в «Инстаграме», поддержать песню, никогда не отказывал, а сам никого не хотел просить. Не умел подстраиваться, терпеть не мог пресмыкаться. Все, что имел, заработал своим трудом, каждую копейку. Это не были подарки олигархов или поклонников, как часто бывает. Нас пытались познакомить с нужными людьми. Вот недавно знакомая говорит: «Есть дядька классный, так любит Олега, давайте где-нибудь встретимся, вдруг он клип Олегу снимет». Но я понимала, что он на это не согласится.

Олег зарабатывал и делился, был очень щедрым. Мог сделать неожиданный подарок совершенно не близким людям, айфон, например, подарить. Когда он уже лежал в больнице, мне посоветовали сходить в монастырь с его любимой вещью и потом принести ему. Я была обескуражена, не знала, какая его любимая. Он не привязывался к вещам совсем. Не гонялся за брендами в одежде, у него не было дорогих часов, украшений. Мог с себя свитер снять и отдать любому, если он кому-то понравился.

Он был эстет, любил, чтобы его окружали красивые люди

…Любил готовить. Из ничего мог сделать нечто и очень вкусно. Компоты варил, блины пек, в горшочках мясо тушил. Я буду сильно скучать по всему этому. Олегу нравилось угощать кого-то. К себе просто относился – сделал салат и готово. Любил есть в кровати, только поменяешь постельное белье, приходишь, а он его заляпал, крошки валяются. Но сам очень хаотично питался, мне это не нравилось, целый день мог ходить голодным, а ночью пробраться к холодильнику и пирожное схватить. Но за фигурой следил постоянно. Как-то во времена «Иванушек» он сильно поправился, прямо большой такой стал. Рыжий ему об этом сказал, и они поспорили, похудеет ли Олег. Он десять дней наматывал круги по Садовому кольцу, надевал теплую одежду, ел только гречку. И спор выиграл. В этом смысле был упертый. Считал, артист должен быть в форме.

Мы с ним часто могли сидеть, смотреть клипы чьи-то, обсуждать, кто как выглядит, у кого какие наряды. Для него внешний вид всегда был важен. Чтобы красивые люди его окружали. С Олегом я стала обращать внимание на симметрию лица, рост, фигуру, на то, как человек двигается, ходит. Олег был эстет, он же художник. В нашей квартире висят картины, некоторые написаны им. Многие он раздаривал. В последнее время правда рисовал редко. Он и меня писал, еще лет пять назад, но краска случайно упала на портрет и получилось как слеза. Я еще говорю: «Зачем ты меня плачущей нарисовал?» Он: «Случайно». А сейчас задумалась…

Олег научил меня делать комплименты. Если вижу красивого человека, мне не зазорно сказать ему об этом. Он и мне делал комплименты, но у нас был кнут и пряник. Поскольку Олег хотел, чтобы я была еще лучше, часто говорил: «Давай худей, у тебя попа – шкаф. Булочкой стать всегда успеешь». Ему говорили: посмотри на Сашу, куда ей худеть? Но такие слова были в его духе, на него нельзя было обижаться. Нам повезло, у нас с ним и размер одинаковый, и рост, у него 170, у меня 171. Он мог примерить вещи и купить мне, и, наоборот, я ему. Мы в этом смысле друг другу доверяли. Я его вещи не стану выкидывать, кеды, джинсы, майки точно буду носить. Мне комфортно в образе «мальчик-девочка», хотя Олег любил и когда я выгляжу женственно. В платье, на каблуках. Нравилось, когда я выше. Все просил меня купить юбки, а я возражала: с чем буду их носить? Пообещала, что летом, так и быть, одну куплю. Поэтому и во время прощания с Олегом была на каблуках, как ему понравилось бы.

0

Подпишитесь на наши аккаунты в Яндекс Дзен, ВКонтакте, Facebook, Одноклассники, Youtube, Instagram, Twitter, Pinterest. Будьте в курсе последних новостей!

Реклама

Новости Oblivki

Последние новости из раздела "Технологии"

Выбор редакции

Реклама